www.graphic.org.ru - на главную страницу
галерея
www.graphic.org.ru - на главную страницу
галереи
уроки рисунка
статьи об искусстве
библиотека
история графики
о сайте
содержание сайта
контакты
ссылки
добавить галерею

      Краткий словарь
      терминов
:

      Акварель
      Акватинта
      Гравюра
      Граттаж
      Графика
      Гуашь
      Иллюстрация
      Каллиграфия
      Карикатура
      Ксилография
      Линогравюра
      Литография
      Лубок
      Монотипия
      Офорт
      Пастель
      Плакат
      Рисунок
      Эстамп







     

Статьи и публикации  об искусстве

Статьи современных авторов:

  • Ашбель Ек. "Графический дизайн для музыкальной продукции"
  • Бумага ручной работы
  • Басе Александр. "Динамические картины". Интерьвью с художником
  • Бодяев Дм. Тиражное рисование или немного об эстампе. 1-я часть
  • Бодяев Дм. Тиражное рисование или немного об эстампе. 2-я часть
  • Бодяев Дм. Тиражное рисование или немного об эстампе. 3-я часть
  • Бодяев Дм. Тиражное рисование или немного об эстампе. 4-я часть
  • Бусыгина Ек. "Архитектура эпохи Древнего царства"
  • Бусыгина Ек. "Картина "Воскрешение дочери Иаира" И.Репина и В.Поленов
  • Бусыгина Ек. "К.Коровин. Портрет Шаляпина"
  • Бусыгина Ек. "Новгородская иконопись 11-13 вв."
  • Бусыгина Ек. "Обратная перспектива"
  • Бусыгина Ек. "Польский плакат II Мировой войны"
  • Бусыгина Ек. "Понятие символа"
  • Бусыгина Ек. Рецензия на общую выставку "Молодое творчество: Открытия по субботам"
  • Бусыгина Ек. "Советский плакат Великой Отечественной войны"
  • Бусыгина Ек. "Статьи Н.В.Гоголя об архитектуреи искусстве"
  • Бусыгина Ек. "В.К. Шебуев. Академическая и историческая живопись"
  • Бусыгина Ек. "Ярославская иконопись 16–17 вв."
  • Жуков Денис. "Кратко о печатной графике"
  • Капралов С. "Яйцо по имени Современный Художник"
  • Куликова Т. "Создание фактур и "сохранение белого" в акварели"
  • Куприянов Н. "Два жанра говорящей графики и художественная педагогика"
  • Куприянов Н. "Динамический канон изображения головы человека"
  • Куприянов Н. "Раритет XVIII века – сказка императрицы Екатерины II «Царевич Хлор» и особенности ее иллюстрирования"
  • Мамедов М.-Т. "Археология – носитель информации о прошлом"
  • Мамедов М.-Т. "Баку. Дева-Башня"
  • Мамедов М.-Т. "Баку. Ичери-Шехер - внутренний город"
  • Мамедов М.-Т. "Баку. Наш дом – наша Крепость"
  • Мамедов М.-Т. "Баку. Пешком в IX век"
  • Мамедов М.-Т. "Караван-сараи"
  • Мамедов М.-Т. "Носители информации"
  • Мамедов М.-Т. "Профессия - строитель"
  • Мамедов М.-Т. "Роль керамики в кулинарии"
  • Мамедов М.-Т. "Тебризская школа миниатюры"
  • Мамедов М.-Т. "Феномен человека"
  • Меликли Тофик. "Рунические памятники и культурная жизнь древних тюрков"
  • Паштов Герман. Статья о выставке художника
  • Полетаева Елена. Интервью с художницей.
  • Стрелецкая Ол. Интервью
  • Чернов Д. "Вечность, архетип Самости и его символы"
  • Чернов Д. "Историческое и символическое время в картине П. Веронезе «Пир в доме Левия» («Тайная Вечеря»)"
  • Чернов Д. "Время, человек и природа в западноевропейской пейзажной живописи 16-17 веков"
  • Чернов Д. "Символические образы времени в живописи"
  • Чернов Д. "Современность и классика: в продолжение спора о древних и новых"
  • Книги и публикации (для скачивания):

  • Алпатов М. В. О композиции картины "Улочка" Вермеера Дельфтского
  • Бенуа А. Н. "Русская школа живописи" (pdf)
  • Вержбицкий А. "Творчество Рембрандта"
  • Витрувий "Десять книг об архитектуре" (pdf)
  • Гнедич П. П. "Всемирная история искусств" (doc)
  • Гумилев Н. "Письма из Парижа"
  • История визитных карточек
  • Кандинский В. "О духовном в искусстве"
  • Лесков Н. С. "О русской иконописи"
  • Лосев А.Ф. "Проблема символа и реалистическое искусство" (rtf)
  • Матисс Анри. "Заметки живописца"
  • Недович Д.С. "Задачи искусствоведения. Вопросы теории пространственных искусств" (pdf)
  • Ревалд Джон. Постимпрессионизм (От Ван Гога до Гогена)
  • Флоренский Павел. "Иконостас" (rtf)
  • Шапошников Б. В. "Эстетика числа и циркуля" (pdf)


  • Также книги для художников находятся в разделе "Библиотека ". Книгам дана подробная аннотация. Книги можно скачать для домашнего изучения.
    100 номеров журнала "Художественная галерея" в формате djvu доступны для скачивания в целях ознокомления.



    -----------------------------------------------------------------------------

    Мамедов Мир-Теймур "Ичери Шехер - внутренний город". Серия статей о г.Баку

    Об авторе статьи >>

    Камни помнят и молчат…

    Мамедов М.-Т. Из серии "Крепость"

    Это сейчас он стал внутренним, а раньше был просто городом,

    правда, хорошо защищенным крепостными стенами в три ряда вокруг, глубокими рвами с морской водой, и своим выгодным географическим положением. Впереди глубокое и грозное в шторм море, а сзади Кавказские горы.

    Город амфитеатром спускался с самой высокой точки (Дворца Ширваншахов) до кромки прибоя. Два длинных мощных волнореза уходили далеко в море, образуя гавань для морских кораблей – парусников.

    В первой крепостной стене имелись закрывающиеся створки; они перегораживали вход в канал между первой и второй стенами. Если неприятель с моря, проломив створки, врывался на легких судах в канал, то он оказывался между двух огней – попадал под перекрестный огонь защитников крепости. Трудно предположить, что кому-то удавалось спастись.

    В основе своей средневековые города, в том числе и Баку, строились по единому принципу города – крепости. Летописи, хроники времен ВЫ-ЫХ веков, донесли до нас факты противостояния осаде таких городов-крепостей до 6 месяцев. Провиант, вода, жилье – все это помогало выдержать осаду. Гораздо хуже было положение осаждающих: лимит воды, провианта, необходимость поддерживать боевой дух, постоянное ожидание ночных вылазок – рейдов защитников крепости с потерей живой силы – все это отнюдь не скрашивало будни походного лагеря. Если к этому добавить болезни и эпидемии, которые периодически вспыхивали при таком скоплении людей, вынужденных жить в страшных антисанитарных условиях, то картина станет еще неприглядней.

    Поэтому такие города старались брать с наскока, используя военную хитрость, предательство, внезапность нападения.

    Осада, как один из приемов ведения войны, не использовалась как постоянная тактика. При невозможности взять город-крепость, его оставляли у себя в тылу, в надежде, что следующий эшелон возьмет этот город, или вернуться к осаде крепости на обратном пути. Конечно, обойти город, оставить у себя в тылу противника - не самое удачное решение проблемы, но на это шли по многим причинам тактического и стратегического характера.

    Помимо того, что Баку был обнесен тремя крепостными стенами, имел каналы – рвы, он по своей планировке был очень непрост. На первый взгляд хаотичность плана Крепости вызывает недоумение. Неужели древние строители при закладке города не могли провести прямые улицы с достаточной шириной проезжей части?! Проще строить по прямой линии, с четкими пересечениями улиц. Удобно жить, не теряясь в лабиринте узких улочек при поиске нужного дома. Зачем эти многочисленные тупики? Притом понимаешь, что попал в тупик довольно поздно. Кому нужны эти сворачивающие под любым углом улочки? Почему улица вначале довольно широкая (могут разминуться два фаэтона) неожиданно начинает сужаться и кончается вдруг тупиком? Кто так строил? Зачем? Кому нужна была эта «пляска» улиц и улочек?

    Закономерные вопросы. И на них есть ответы. Забудьте только об одном – древние люди и позже живущие не были примитивными существами со слабо развитым интеллектом. Да, они не знали телевидения, компьютера и многое другое, что знает сейчас пятилетний ребенок – но им были ведомы другие знания. Это прекрасно иллюстрируют древние пирамиды Египта, ступенчатые пирамиды – храмы Мексики, храм в Баальбеке, и многое-многое. Они знали то, чего мы, такие просвещенные и умные, не знаем (или забыли?!), не можем понять и не перестаем удивляться. Мы дожили до XXI века, а не можем ответить на простой вопрос: для чего, для каких целей, кем, когда и как построено эта странное, единственное в мире по форме сооружение, называемое «Гыз Галасы».

    Мамедов М.-Т. Город-сказка. Керамика

    Но вернусь к вопросу о планировке Крепости. То, что кажется на первый взгляд хаосом, является, по-моему, продуманной системой. Если вглядеться в план Крепости, то видно, что вначале просторные улицы постепенно сужаются к центру. Таким центром был комплекс Дворца Ширваншахов (на мой взгляд, название «Дворца» не соответствует стилю, плану и архитектуре комплекса, но это другой разговор).

    Итак, сужение улиц мы отметили. Теперь перейдем к сложной геометрии улиц. Они не имеют четко обозначенную прямоугольность пересекаемых плоскостей. Улицы меняют направление, ширину. Для чего это было задумано? Если противник все-таки прорывался в город сквозь крепостные стены, то его ожидали неприятности с улицами, которые сворачивали влево - вправо под разными углами. Этим сбивался темп атакующих, их натиск.

    Противостоять отдельным группам из 3-4 человек всегда легче, чем драться с отрядом в 20 человек. 3-4 человека атакующих могли бежать по узким улицам, пока не встречали активного сопротивления жителей города. Другая цель – это раздробить головные отряды авангарда. Как правило, в авангарде всегда идут самые отчаянные и опытные бойцы. Как можно раздробить этот «боевой кулак» авангарда?

    Первое – это сбить темп атаки. Второе – это заставить атакующих вытянуться в цепь из-за узости улиц. Следующий вопрос – зачем нужны тупики? Как правило, все тупики в Крепости не просматриваются с начала улицы. О том, что улица кончится тупиком, очень трудно догадаться. Значит, тупики служили своего рода западней, ловушкой.

    Бродя по Крепости, анализируя движение улиц, стремясь воссоздать ту Крепость далеких времен, я нахожу доказательства моим догадкам, домыслам и фантазиям. Другое: - многие тупики застроены как минимум 2-х и 3-х этажными зданиями. Действительно, мышеловка. Без крыльев, как выбраться из этого каменного мешка? Спиралью закрученная улица, которая кончается тупиком – каменным мешком – чем не место, где удобно добить растерянного врага!

    Далее: изменение направления улицы под разными углами представляет сложную проблему для коня и всадника. Конь не может на скаку поворачивать то влево, то вправо. Ему необходим другой режим движения. Оптимально – это вялая рысца, а медленно передвигающийся всадник – великолепная мишень для защитника города. Значит, всадники не могут гарцевать на этих улицах.

    Таскать на конной тяге даже легкую артиллерию также невозможно из-за геометрии улиц. Артиллерия, таранные орудия, подвоз боеприпасов на повозках, также сталкивается с этой проблемой.

    Далее: потеря ориентации в пространстве. Вопросы: Где я? Как мне выбраться отсюда? – задают себе некоренные бакинцы и гости нашего города, оказавшись в Крепости. Резкая смена направления движения приводит к потере чувства ориентации. Значит, и эта цель достигнута. С растерянным неприятелем легче расправиться коренному жителю – защитнику Крепости. Теперь о технике, стратегии ведения внутригородского сражения. На мой взгляд, существовало два яруса, два этажа боя. Первый – это наземный, лицом к лицу. Второй – это помощь сверху, с плоских крыш. Поражать живую мишень с уровня крыши 1, 2 и 3-х этажных зданий не представляет проблему. В ход шли луки и стрелы, дротики и камни, кипящая нефть многое из подручных средств. Вести бой на 2 фронта всегда затруднительно, а тем более в условиях тесных и незнакомых улиц. Есть и другие, не менее интересные наблюдения. На некоторых старых улицах я заметил широкие одностворчатые двери. Если открыть такую дверь в переулок, то движение пешехода по улице заблокируется. Надо быть очень худым, чтобы протиснуться в щель между стеной и дверью. А если такая же дверь была в другом конце улицы, то вот вам, получите тупик, улицу без входа и выхода. Захлопнулась мышеловка.

    Мамедов М.-Т. Из серии "Крепость"

    Перейду к вопросу планировки города в соответствии с климатом, с «розой ветров», санитарными нормами и т.д. Стены домов, обращенные на север, имеют минимум окон, чаще они отсутствуют. Это и понятно. Свирепый «Хазри», или «норд», известен свои характером, и потому северные стены иногда делали толще, опять таки из-за северного продувного ветра. Криволинейность улиц также служила своеобразной защитой от ветра – ему негде было развернуться. В то же время все улицы продувались ветром, тем самым соблюдались, можно сказать, санитарные нормы. Такое проветривание помогало и в знойные дни летних месяцев.

    Дома, построенные на таких улицах, также оригинальны. Сложная геометрия улиц позволяла строить дома с окнами, смещенными по отношению к соседним окнам. Таким образом, достигалась относительная визуальная изоляция соседей друг от друга. Соблюдались местные этические нормы и обычаи. В некоторых местах узких улиц можно без опаски перепрыгнуть с одной плоской крыши на другую крышу соседнего дома. Узкие улицы лучше хранят прохладу и меньше прогреваются палящим солнцем. С другой стороны, такая скученность зданий способствует развитию контактов между соседями, их более тесному сотрудничеству в социальной среде квартала «махалле». Организующим, духовным началом каждого квартала являлась мечеть – их так и называли – «квартальные».

    В Крепости было 9 (девять) основных кварталов, которые имели свои специфические названия, уходящие корнями в далекое прошлое. Свои имена кварталы получили из-за профессиональной принадлежности обитающих в нем людей.

    В 1560 году в Баку вспыхнуло восстание ремесленников, некоторое время спустя к ним присоединились, и крестьяне ближайших сел. Оно было вызвано увеличением налогов и податей на каждого ремесленника. В это же время возникает соперничество между Турцией, Россией и Англией. Россия и Англия начали осваивать Волго-Каспийский путь. Баку как порт играет существенную роль в транзитной торговле между Европой и странами Ближнего, Переднего и Среднего Востока. Соперничество приводит к военным столкновениям за «лакомый кусок» – Баку.

    Привлекает своей архитектурой восточный квартал комплекса Дворца Ширваншахов, построенный в 1585 – 1586 годах мастером Улу Раджаб-бабой Бакуви. Но гораздо раньше этой даты – за двести лет – в XIV веке ремесленники вынуждены были объединяться в разные сообщества и вести борьбу за свои права.

    Арабский путешественник XIV века ибн Батута сообщает об одном из таких обществ. Члены этого общества, боровшегося против угнетателей за интересы ремесленников, называли себя « ахи », и считали эту борьбу своим долгом. Ахи отличались гостеприимством и всегда шли навстречу желаниям и нуждам странников. Членами этого полулегального общества были молодые ремесленники, пока не ставшие устадами и еще не имевшие своих семей. О том, что ремесленники, мастера своего дела, могли стать героями поэтов, воспевающих красоту изделий, мастерство « устада », достигшего высочайших результатов в своем ремесле, приравненном к искусству – отмечается в стихах поэтессы Мехсети. Талант поэта помогает нам, живущим сегодня, увидеть, услышать, почувствовать восхищение Мехсети устадами Гянджи XII века.

    В произведениях великого Низами имеется мысль, вполне отвечающая идеологии организации ахи . Поразительная утопия, созданная Низами во второй части его произведения «Искандер - намэ» навеяна именно взглядами ахи . Это идеальное общество он рисует как государство ахи . Вероятно, в XII веке в Гяндже имелось общество ахи . Это можно предположить также по существованию там мавзолея «Джемард Кассаба» XII - XIII веков. Насколько были живучи идеи ахи , показывает тот факт, что в 1402 году в Тебризе произошло восстание против Тимуридов, которое возглавлял Ахи Кассаб , служивший в должности кадия и городского правителя. Восставшие ремесленники и бедняки Тебриза захватили город и несколько месяцев держали его в своих руках. В дальнейшем Ахи Кассаб помог ширваншаху Ибрагиму I, когда он в 1412 году попал в плен к Кара Юсуфу. Ахи Кассаб организовал сбор средств, огромную по своим размерам сумму, чтобы выкупить ширваншаха. Став во главе делегации знатных вельмож и старейшин, Ахи Кассаб направился к Кара Юсуфу. Этот факт подтверждает бесстрашие воина, стратегию политика, тактику психолога, искусство оратора – публициста – и многие другие великолепные качества Ахи Кассаба, сумевшего добиться почти невыполнимой цели – освободить Ширваншаха. А в те времена пленника такого ранга убивали или держали в роли почетного заложника долгие годы.

    Дворцовые смуты и сефевидско - османские войны продолжались на территории Азербайджана и, в частности, отразились на положении Баку, и явились одной из причин разорения населения и резкого обострения положения горожан и ремесленников. Одним из самых кровопролитных восстаний была борьба жителей г. Баку и сёл в 1560 году. Если окинуть взглядом XVI век, то можно удивиться, каких высот достигли мастера своего дела – представители разных ремесел. Я думаю, что один только перечень фактов может привлечь пристальное внимание человека XXI века.

    К 1500 году Иоганн Гуттенберг отпечатал около 14000 книг в первой организованной им типографии, где использовал придуманные им же металлические передвижные литера.

    За 8 лет до первой партии книг И. Гуттенберга в Нюрнберге представлен первый глобус. Эта дата – 1492 год, правда, без Америки, так как Колумб пока не вернулся из своего плавания.

    В 1500 году население Стамбула (Константинополя) составляло около 200 000 человек.

    В 1509 году мастером из Нюрнберга Питером Хенлетом изготовлены первые механические часы .

    К 1500 году изобретена установка с ручным насосом для пожарных подвод с обслуживающим персоналом в 5 человек.

    В 1514 году безымянный мастер – портной, он же модельер, придумывает одежду с прорезями, которая распространяется на всю Европу и покоряет её.

    В XVI веке появляется первая объемная анатомическая модель человека со съемными частями тела для демонстрации внутренних органов.

    В это же время появляются корсеты, укрепленные металлическим каркасом или китовым усом.

    К XVI веку на поясах у женщин болтаются висячие кошельки (карманов пока нет). Придуманы также и высокие каблуки, принимавшие иногда совершенно невероятные формы.

    У мужчин XVI века новшество: стали носить обувь с очень широким носком.

    Впервые европейцы увидели ветряные мельницы на Ближнем Востоке во время крестовых походов. До этого они знали лишь водяные мельницы и ручные камни – жернова.

    В 1519 году испанцы познакомились с шоколадом: в Мексике царь Монтесума угостил Кортеса «ксоколатля» - чашей шоколада.

    К 1521 году Испания, заполучив зерна какао, узнаёт заокеанское чудо – лакомство.

    В 1523 году из Америки в Европу привезены кустики томатов.

    1530 год - впервые упоминаются пробки из корковых пород деревьев для закупоривания бутылок.

    Рисунок 1536 года показывает, как анатомы пытались установить, какие функции выполняют определенные области мозга.

    1543 год – новый взгляд на мироздание Н. Коперника.

    В 1544 году в Лондоне построен рафинадный завод, наладивший первый промышленный выпуск сахара. В том же году в Падуе (Италия) построен первый анатомический театр. Он был овальным в плане и имел несколько ярусов для зрителей.

    В 1550 году Европа знакомится с табаком благодаря Жаку Нико.

    Примерно тогда же в Риме изобретен химический способ замораживания с помощью селитры; его использовали также и для охлаждения вина.

    В XVI веке при родах начали применять кесарево сечение.

    1550 год - появляются первые деревянные рельсы для подъёма вагонеток из шахт.

    1543 год - издается трактат «О строении человеческого тела». Автор Андреас Везалий (1514-1564). Он был самым знаменитым анатомом своего времени. Публикация трактата ознаменовала начало научной анатомии.

    В 1561 году королева Англии Елизавета получает в дар первую пару шелковых вязаных чулок.

    1565 год - изобретен карандаш с графитовым грифелем в держателе. Таким образом, положено начало цанговым карандашам.

    В 1556 году изобретен насос, работающий от мельничного колеса для откачки воды из шахт. Мастер Агрикола описывает насосы и подъёмники для шахт.

    В 1554 году в Стамбуле открывается первая кофейня.

    1568 год - мастер Меркатор изобретает «проекцию Меркатора» для карт мира.

    1570 год - появляется накидка – плащ, подбитая мехом.

    1581 год – Галилео Галилей с помощью маятника доказывает вращение Земли вокруг собственной оси.

    1590 год – два мастера из Голландии – изготовители очков изобретают микроскоп.

    1594 год – Джон Харрингтон изобретает смывную уборную… и многое – многое другое. Чтобы охватить всё это – значит, писать монографию об Истории Ремесла.

    Для чего я сделал этот, на первый взгляд, беглый обзор ремёсел? Да, да, ремёсел – я не ошибся. Врач, аптекарь, художник, сапожник, оружейник, архитектор, строитель и простой каменотёс – все они были ремесленниками, то есть, людьми, владеющими ремеслом. Понятие Ремесло было объемным и охватывало почти все сферы человеческой деятельности. Оно распространялось на всех, кто зарабатывал себе на жизнь головой, руками или ногами (как гонцы), глоткой (как глашатай, певец) и т.д.

    Разделение на Ремесло и Искусство произошло ближе к XVIII веку. Унижение Ремесла и возвышение Искусства получило свое развитие в начале ХХ века. Это наиболее полно отражено в литературе Западной Европы. На Востоке, в частности в Азербайджане, труд ремесленника, его профессиональный уровень ставился высоко и очень ценился.

    В Азербайджане господствовала восточная точка зрения на любой совершенный доведенный до виртуозности труд, будь это труд поэта, каллиграфа, позолотчика или переплетчика книг, гончара, художника – одним словом, человека, владеющего секретами мастерства. Ему присуждается высший титул мастера: его называют «устад». Это имя, звание, открывало двери дворцов не только на родной земле, но и за её пределами. Устады были предметом зависти и желания их заполучить любыми средствами. В ход пускались все приемы: от золота до угрозы военного нападения и прекращения дипломатических отношений. Не останавливались ни перед чем: если не могли заполучить мастера, то его убивали с помощью подкупа или найма подосланного убийцы. История хранит не одно такое злодейство.

    …В то же время жизнь продолжалась, несмотря ни на какие катаклизмы, войны, и т.д. Людская память донесла до нас, потомков, славные имена личностей, оставивших после себя яркий след – будь это в ремесле, политике или науках.

    На минарете Сыных-кала в Крепости (1078-1079 гг.) выбита надпись в стиле «куфи», отметившая завершение строительства и имя зодчего: Мухаммеда сына Абу-Бекра, обладавшего званием «устад». К этому времени надо отнести и поэта Катрана Тебризи, одним из первых прославивших на весь Восток свое имя и землю, на которой родился. Родился Катран в 1010 году недалеко от Тебриза в селе Шахабад. Полное его имя Абу Мансур Катран Джили Азербайджаны. В то время Гянджа становится культурным центром севера мусульманского мира. Отсюда культура, наука, ремёсла распространяются в соседние христианские страны. В Гяндже Катран приглашён ко дворцу Шаддадидов, где быстро завоёвывает авторитет. В 1046 году Катран в Тебризе встречается с иранским поэтом и философом Насиром Хосровом. В своей знаменитой книге «Сафар-наме» он пишет о встрече с великолепным поэтом по имени Катран.

    Катран является первым в истории лексикографии создателем толкового словаря фарсидского языка. Многие поколения поэтов пользовались трудом Катрана, учились на его касыдах. Умер Катран в Тебризе в 1080 году и похоронен на знаменитом кладбище поэтов.

    Естественно, что IX , X , XI , XII и все последующие столетия подготовили почву для XVI века – века Возрождения не только в Италии, Франции, Германии.

    Поэтому я избрал такой долгий путь к осмыслению неординарного XVI века. Следует также отметить, что, как Запад питался идеями и достижениями Востока, так и Восток впитывал в себя многие достижения западной цивилизации. Это наиболее убедительно показывает пример Хасана ибн Сувары (942-1017). Он перевел с сирийского на арабский язык 4-х томный труд неоплатоника Порфирия. Впоследствии он был утерян, и до нас дошли только 2 трактата: «Жизнеописание Платона» и «Жизнеописание Пифагора».

    Сочинения Аш-Шахрастани (1086-1153) знакомят современников с такими именами, как Фалес, Анаксагор, Анаксимен, Эмпедокл, Пифагор, Сократ, Платон. Имена этих семи мудрецов совпадают с каноном Порфирия.

    Кроме Аш-Шахрастани, очень много средневековых филологов, учёных, мыслителей того времени работают с западными авторами, переводят их, издают отдельные комментарии к трудам многих мыслителей прошлого и современного им мира.

    В библиотеке «Бейт-аль-Хакма» (в переводе с арабского языка - Дом Мудрости) насчитывалось около 400 000 рукописей на арабском, греческом, сирийском, персидском, индийском, коптском, китайском и прочих языках.

    Широту охвата материала демонстрирует, к примеру, труд библиографа Х века Мухаммеда ибн Исхака, носящий наименование «Фихрист аль-улум» («Указатель наук»). Работа включает десять книг. В первой книге, в разделе о различных алфавитах, даны среди прочих китайский, нубийский, тюркский, и даже французский и русский алфавиты.

    Вообще X - XI века называют эпохой переводов. В течение этого периода был выполнен основной объём работы по передаче античных текстов на арабском языке.

    Важнейшие работы по всем отраслям знаний были переведены в IX - X веках; средневекового арабо-язычного философа отличала подлинная энциклопедичность – нередко он был одновременно врачом, математиком, астрономом, исследователем проблем теоретической и прикладной музыки, интересовался проблемами химии, оптики, биологии, и т.д. Может быть, отсюда проистекает энциклопедичность знаний Леонардо да Винчи? Да и не только его, а многих-многих, чьи имена ждут своего часа, своего исследователя, чтобы возродиться из небытия прошлого и удивить вновь нас, людей XXI века, своей гениальностью. А пока вернемся в XI век…

    Чтобы понять Азербайджан XI века, надо окинуть взором соседние страны, постараться понять ту историческую ситуацию. Я не историк, и вполне естественно, что иногда буду погружаться в эпоху как художник; отсюда образное мышление, видение картинками – тем самым я не претендую на научность моих мыслей…

    Я верю в то, что не случайно мои средневековые предки называли памятью крови, а в XX веке обрело название генетической памяти, и как термин завоевал себе достойное место под солнцем благодаря предвидениям средневековых учёных. В моём путешествии во времени моими достойными гидами будут ныне здравствующие историки (да продлит Аллах их дни!) и уже поменявшие этот мир на иной (Аллах ряхмят елясин!) – одним словом, все те, чьи труды и мысли очень помогали на моём жизненном пути.

    Если бы мне задали вопрос: «Какая Ваша настольная книга?», я затруднился бы ответить сразу. И вот почему. Настольных книг у меня наберётся около двух десятков. С ними я постоянно работаю, советуюсь, рассеиваю свои сомнения…

    Не хочу обидеть других авторов, называя имя Сары-ханум Ашурбейли; просто чаще всего я обращаюсь к ней со своими вопросами по истории Баку.

    В 40-х годах XI века Ширваншахи стали возводить вокруг городов крепостные укрепления. В это время источники впервые отмечают опасность проникновения тюрок – огузов в Азербайджан, но это не значит, что этого времени не было укрепленных городов. Они, конечно, были, и имели свои искусственные укрепления. Это подтверждается иконографическим материалом из Египта, Алжира, Ирака и Турции, а также других стран Ближнего, Среднего и Переднего Востока.

    Мамедов М.-Т. Из серии "Крепость"

    Я думаю, что крепостные стены, башни, донжоны, и т.п. стали возводиться с учётом лучших достижений инженерной мысли. Крепостные стены стали выше, толще и сложнее по своему конструктивному подходу. Ещё в IX веке Западная Европа переняла контрфорсы у Востока, оснастив ими высочайшие здания того времени во Франции, Германии, Италии, Испании. Контрфорсы помогли решить проблему вертикальной нагрузки на опорные стены. Они снимали напряжения основного здания, перераспределяя вес несущих стен. Вначале это были грубые, сплошные стены – подпорки, перпендикулярные к основным стенам здания. Так было в романский период, до IX века. Позже, в готический период, и особенно, в XI - XII века контрфорсы стали делать изящнее, доводя их до ажура паутины (Реймсский собор, собор в Кёльне, и др.). Функцию контрфорса в крепостных стенах брали на себя выступающие из тела стены круглые или квадратные башни, несущие в то же время ряд и других стратегических задач (увеличение угла обстрела, видимости и т.д.). Но я не буду останавливаться на этом, так как об этом прекрасно писали Т.С. Фатуллаев, К.М. Мамед-заде, С. Ашурбейли, Ф.А. Тагиев, И.П. Петрушевский, В.В. Бартольд, Л. Бретаницкий, З. Буниятов, и др.

    Многие исследователи приписывают функцию контрфорса выступающей части Девичьей Башни, что вызывает у меня сомнение, так как сам по себе конус Башни уже является идеальным статическим сооружением. Слегка ссужающееся с высотой тело Башни с точки зрения тектоники достаточно устойчиво и не нуждается в дополнительном сооружении контрфорса. Ширина стен у основания внизу 6 метров, а наверху 4 метра, что также говорит об устойчивости Башни. Некоторые авторы приписывают этому контрфорсу роль волнореза, но и это не выдерживает серьезной критики с точки зрения гидротехнических сооружений – Башня в виде цилиндра сама является идеальной формой волнореза. Большинство «быков» (опоры мостов) имеют закругленную форму фронтальных поверхностей, обращенных к движению воды.

    Следующий вопрос: почему этот контрфорс, этот выступ обращен на восток? Логичнее было бы ориентировать его на север, откуда дуют наиболее сильные ветры. Их в народе до сих пор называют «хазри» или «норд», а вся боковая и наиболее уязвимая часть контрфорса открыта северному ветру, а значит, и более сильным ударам морских волн во время шторма на Каспии. Могла ли быть не учтена «роза ветров» при строительстве такого гигантского сооружения, не имеющего аналогов нигде в мире? Не знали, не хотели, забыли про свирепый ветер «хазри»? Не думаю.… Наши предки всегда строили дома, города, крепости, учитывая все возможные факторы. При закладке населенного пункта учитывался даже состав воздуха. Здоров ли он? Не вреден ли для здоровья? Откуда мы это знаем? Из наставлений средневековых авторов, которые рекомендуют выбирать место для поселения, предварительно поставив эксперимент с тушей барана. В недоступных местах для диких зверей и птиц размещались туши баранов. Через 40 дней совершался обход этих мест, и место, где туша барана была менее всего подвержена гниению и разложению, одобрялась под закладку населенного пункта. Об этом знали наши предки. Даже это они учитывали. Так что «апеллировать» к их скудости знаний не приходится. Сама форма контрфорса, выступа Башни, очень сложная. Откуда и для чего такая изощренная форма?

    Мамедов М.-Т. Дух прошлого. Керамика

    Лапидарная по своей форме древнеегипетская пирамида явно проигрывает при сравнении со сложной формой Девичьей Башни. И опять вопрос: почему нет аналогов? Если бы где-нибудь в мире была бы такая же Башня, то на многие вопросы можно было бы ответить. И стоит в гордом одиночестве эта Башня и будто усмехается над потугами людей разных времен понять загадку ее…

    Другой, не менее известной достопримечательностью Баку XI века, являлся Баба Кухи Бакуви . Он родился в середине Х века (примерно 933 или 934 году) в Баку. По некоторым сведениям, он был братом известного мыслителя, богослова и визиря Ширваншаха Манучехра - Хусейна Ширвани. По дороге в Шемаху, чуть не доезжая до неё, у селения Навахи на реке Пирсагатчай с правой стороны есть пир. Здесь находится гробница Хусейна Ширвани. Ханега и пир очень посещаем не только людьми окрестных сел, но и людьми со всего Азербайджана, специально приезжающих, чтобы отдать дань памяти и уважения столь известной личности, прожившей свыше ста лет и являющейся объектом особого почитания. Умер Хусейн Ширвани в 1074 году, пережив, своего брата Баба Кухи на 23 года.

    Полное имя Баба Кухи звучит так: Абу Абдаллах Мухаммед ибн Абдаллах ибн Убайдуллах ибн Бакуйе. Часто добавляют псевдоним Ширази или Нишапури. Это связано с тем, что Баба Кухи долгое время жил в Нишапуре и Ширазе. Отец братьев был учёным богословом. И естественно, что они получили хорошее образование под его началом. Это сослужило хорошую службу Баба Кухи при его путешествиях по свету. Тяга к перемене мест зародилась у Баба Кухи с юности. После одной из ссор с братом он покидает отчий дом и поселяется у горы Бабадаг в Шемахе у реки Пирсагат (многие считают, что гора Бабадаг названа в честь Баба Кухи). Но проживает он там непостоянно, много путешествует по Азербайджану, Ирану, Ираку, посещает другие страны. В своих путешествиях он набирается жизненного опыта от встреч с известными людьми своего времени. Его способность к анализу, великолепная память, ораторские способности, завоёвывают ему авторитет. Его слава учёного-богослова растёт. В конце Х века (990 г.) он возвращается в Ширван. В своих путешествиях он собрал огромное количество хадисов (историй). Абдаллах Ансари записывает со слов Баба Кухи Бакуви 30 000 хикайетов (рассказов) и 3000 хадисов.

    Затрагивая биографию Бакуви, нельзя не упомянуть о его увлечении суфизмом под началом Абу Абдаллах ибн Хафифа, и когда он умирает (981-982 гг.), Бакуви покидает Шираз и вновь отправляется путешествовать. Он посещает Багдад, Нишапур (центр суфийского учения X - XI века).

    После смерти суфия шейха Сулами, руководство суфийской ханегой в Нишапуре переходит к Бакуви. Но он руководил ханегой всего год. По каким-то причинам он покидает Нишапур и переезжает в Шираз. Там он поселяется в заброшенных карстовых пещерах и в одиночестве доживает свои годы, проводя большую часть времени в молитвах и богословских трудах. Эта местность у селения Джафарабад после смерти учёного – поэта стала носить его имя. Баба Кухи оставил такой яркий след после своей смерти в 1051 году, что ему посвящали стихи, оды, поэмы Низами Гянджеви, Саади, Абдурахман Джами, Насими, Сеид Азим Ширвани. И в наши дни мавзолей Баба Кухи (который, кстати, на свои средства отреставрировал другой ширванец – Зейналабдин Ширвани) с прилегающей к нему территорией является местом поклонения и уважения к труду и жизни столь выдающейся личности XI века.

    В середине XI века Ширван экономически и политически усиливается, а это провоцирует Ширваншахов на ряд военных походов с целью расширить свои владения. Бесконечные войны велись и с целью захвата плодородных земель Ширвана, нефти Баку, соли Апшерона со стороны многих соседних стран. Нефть и в то время была на вес золота. Помимо чисто военных целей, нефть была необходима и в быту. По сведениям писцов, добываемая в Баку нефть шла на военные нужды Дербентских укреплений.

    На Апшероне добывались различные сорта нефти: чёрная, серая, белая. Особенно ценилась белая нефть. Её добывали в чистом виде в Сураханы. Баку к концу Х века является важным стратегическим городом, откуда нефть вывозилась в страны Ближнего и Среднего Востока.

    Нефть была благом, и нефть была злом,она извечно привлекала к себе взоры и мысли всех, кто мечтал завладеть таким богатством, а вернее, ключом к сокровищнице. Этим ключом был Баку. О многом могли бы рассказать каменные стены Крепости, многое стало бы для нас откровением, даже вызвало бы шоковую реакцию у нас, современников.… Как жаль, что мы не знаем языка птиц, животных, деревьев, скал. О многом они поведали, но…молчат камни. Или мы глухие и не слышим голосов из Прошлого, не знаем или не хотим знать наше Прошлое, нашу Историю?

    А знать, помнить и передавать знания тем, кто будет жить после нас – это наша прямая обязанность, наш долг. Помнить друзей, не забывать врагов, чтобы не повторились кровавые уроки Истории…

    Если представить Историю в образе строгой учительницы, но очень справедливой, так как она помнит всё: и хорошее, и плохое – то уроки её можно представить как бесконечную цепь контрольных. И нет у тебя заготовленной шпаргалки, или соседа, у которого можно списать ответ на задание, а есть только твоя Память. К ней можешь обращаться за помощью, и она, Память, всегда поможет сдать этот трудный ежедневный экзамен Её Величества Истории. Надо просто иметь Память – память сердца, память крови – и тогда поймёшь молчание камней. ..

    Камни помнят…

    Затаись в углу. Зажмурь глаза, закрой уши ладонями, как бывало в детстве, и ты услышишь… Ржание лошади, почувствовавшей прикосновение Спарты, последний хрип врага с попыткой вытащить стрелу из горла... Крики там, за крепостной стеной, врагов, которые лезут по лестницам вверх, и крики защитников Крепости, обороняющих свой город, свой дом, свою семью…

    Мамедов М.-Т. Из серии "Крепость"

    Сколько ненависти, боли и нечеловеческой отваги в тех и в других голосах.… Вот бегут женщины вверх по наклонной дороге к крепостным стенам, к бойницам, к отверстиям в стене, и несмотря на многочисленные ожоги рук и ног, выливают кипящую нефть на вниз, на головы тех, кто в ненасытной жажде крови и убийства пришёл на эту землю, веря в свою силу. Но нет ничего страшнее чувства отца, брата, сына, ставшего на защиту матери, жены, сестры, дочери. Смерть витает кругом. И будет богатым её урожай…

    Кипит, клокочет нефть, стекая огненными ручьями по стенам вниз. Течёт огненная река по стенам, вот вспыхнула вода в глубоком рву, горят машины – тараны, деревянные лестницы, катаются по земле с воплями те, кто угодил под огненную жижу, но поздно…

    Сквозь черный дым, языки пламени, лижущие небо, крики, ржание коней, треск падающих лестниц, вой летящих в бездну людей – всё смешалось. Идёт война. Война за право убивать, война за право жить. Камни помнят и молчат,… Молчат для незрячих и глухих душой.

    Молчат для тех, кто в жизни этой должен помнить о тех, кого нет. О тех, кто своей кровью, жизнью отвоевал право на жизнь нам, потомкам тех. Молчат для тех, чья память коротка, кто в суетливой жизни своей напоминает суслика – поесть, поспать… Молчат.. Пока. Не наступило время. Но оно, Время, придёт.…И тогда заговорят камни…

    Археологические данные позволяют утверждать, что Баку существовал в начале I века нашей эры и возможно даже ранее. Большое количество глиняных светильников «чырахов» показывают, что такая простая бытовая вещь может представлять собой подлинное произведение высокого ремесла. Палитра глин, используемых в керамике, очень разнообразна - от светло-желтого до темно-коричневого цвета. Надо отметить и высокую степень мастерства керамистов, регулирующих цвет после обжиговой посуды, доходящей до глубоко черного цвета. Это достигалось так называемым «задымлением» при минимуме кислорода в горне, что доказывает наличие глубоких знаний у мастеров, их умение и способность достигать великолепных результатов при, казалось бы, примитивной архитектонике горна. Печи топили дровами, видимо привозными из близлежащих сёл Апшерона – об этом говорят найденные на глубине 6-8 метров отвалы древесной золы.

    Печи были однокамерные, двухкамерные и более… Высокая температура достигалась системой естественного вентилирования и поддува через систему закрываемых или открытых отверстий в теле горна, как того требовали условия обжига.

    Такие мастерские по керамике располагались за крепостной системой вне жилых кварталов Крепости. При проведении строительных работ в разные годы были найдены остатки таких гончарных мастерских: под парикмахерской напротив здания бывшего Коммерческого Училища у ворот «Гоша Гала Гапысы», недалеко от «Дома Гаджинского» у Девичьей Башни, и в других местах. Можно сказать, что по периметру крепостных стен располагались очень тесно самые различные ремесленные мастерские. Спрос на керамику был очень большой – отсюда и предложение. Изделия Бакинских мастеров вывозились, обменивались, продавались оптом и в розницу в самые различные страны, включая и Западную Европу.

    Ремёсла развились на основе личных потребностей семьи, рода, общины. Вполне естественно, что кому-то удавалось лучше скакать, воевать, а кто-то более умело обращался с железом и горном, изготавливая хорошие сельскохозяйственные орудия, оружие, и всё, что необходимо в повседневной жизни. Набирая опыт, технологические навыки и приёмы, ремесленник постепенно специализировался в более узком ремесле. Это давало ему возможность совершенствовать своё мастерство. Передача знаний по данному ремеслу происходила также естественно: отец передавал свои знания сыну, тот своему сыну – возникала преемственность поколений, закладывались тем самым наследственные поколения ремесленников: кожевенников, гончаров, оружейников, аптекарей и многих других профессий.

    Появляются кварталы ремесленников, специализирующихся в одной профессии. Семейные традиции в ремесле накладывают отпечаток и на имя собственное. Появляются приставки к именам, своего рода прозвища, которые затем переходят в фамилии. Этот процесс идет параллельно и в Западной Европе, и на Востоке. Не миновало это веяние и Баку, в частности, Ичери Шехер, с которого фактически и начал расти большой Баку. Например, Крепость была известна девятью основными именами кварталов, которые сохранились и по сей день: сеидляр, агшалварлылар, лодкачылар, и т.п.

    Наряду с узкими специальностями на стыке ремёсел рождаются и смежные профессии. Историки отмечают появление мясных пирожков, булочек с мясным фаршем, с требухой в XV веке, к 1450 году. Это стало возможным при слиянии лавки мясника и булочной. Позже и эта отрасль хлебобулочных изделий выделяется в отдельное ремесло: выпечка пирожков и булочек только с мясным содержимым. Это также становится семейным промыслом со своими секретами и новшествами. Доставка из Индии пряностей стала причиной развития новых узких специальностей: торговцев, маклеров, посредников при купле – продаже, по доставке товара, по кредитованию, и т.д. Интересный факт: к 1400 г. из Индии ежегодно доставлялись три больших корабля, нагруженных перцем, имбирем для дальнейшей продажи в Западную Европу. Для тех времён это была огромная партия самого дорогого товара наряду с шелком из Китая.

    Как отмечает Мешади-ханум Нейматова, к XII веку появляется «калантар» - начальник отдельных общин городов и посёлков, избираемый из числа богатых купцов, в обязанности которого входило назначение старост городских кварталов (кадхудайан) и старшин ремесленных цехов (ришсафидан), утверждение налога для ремесленных цехов (бониче), распределение его между отдельными ремесленными цехами по финансовой возможности каждого из них, разрешение споров между ремесленниками. Происхождение фамилий Калантаров, Калантарлы становится ясным, как только мы углубляемся вглубь веков, в историю городов и сёл. Таких примеров можно привести множество. К этому времени ( X - XII вв.) появляются должностные люди, чаще всего выборные, как, например, «кадхуда» - (старшина) глава большой семейной общины, а позже староста села.

    «Ришсафиды» - старшины ремесленных цехов. Они избирались из среды домовладельцев города, по одному на определённое число домов, и следили за порядком в квартале, разрешали мелкие споры, отвечали за достоверность сведений при переписи населения. Среди почётных людей находились «саркары» - руководители строительных работ, «устады» - мастера высшей квалификации, «мемары» - архитекторы, проектанты.

    Шейхи, ахунды, имамы и другие религиозные деятели также пользовались большим почетом и уважением, и проявляли себя как авторитетные советники в решении не только духовных, но и многих светских вопросов, иногда даже вмешиваясь в вопросы, касающиеся дипломатических отношений.

    Особую роль в жизни азербайджанцев, в частности, занимало военное ремесло, воинское дело. Какое значение имели воины в государстве, подчёркивает тот факт, что на заседаниях у шаха присутствовали и участвовали активно в государственных делах главнокомандующий войсками – второй человек в государстве после шаха наряду с шейх-ал-исламами и имамами, сеиды, ахунды и учёные разных отраслей знания.

    Обычно командующий армией назначался чаще всего из числа ближайших родственников шаха. И. Петрушевский отмечает: «…бюрократический аппарат Ширвана был проще, система феодальных повинностей гораздо мягче, чем в государствах Ак-Коюнлу и Кара-Коюнлу». Особо надо остановиться на военном снаряжении тюрков, ибо изготовление доспехов, оружия, военной одежды поручалось только именитым мастерам своего дела: портным, оружейникам, кожевенникам, седельщикам, сбруйщикам, ювелирам. Часто оружие и одежда украшались драгоценными и полудрагоценными камнями, самоцветами, чернью с золотом, серебром, и т.п.

    Всадники и малочисленная пехота одеты были в основном одинаково. Пехотинец был как бы временно без коня, да и особого рода войск, как пехота, у тюрков не существовало. Боевая военная одежда состояла из головного убора и панциря. Сам головной убор напоминает современный казахский головной убор, но покрытый металлическими пластинами и отороченный мехом. Часто мех и цвет его определял принадлежность воина к определенному отряду армии. Роль верхней одежды играл своего рода халат с высоким воротом и доходящий до половины голени. Халат застёгивался на правую сторону, так что левая половина халата оказывается сверху.

    Поверх халата одевался панцирь. Он состоял из металлических пластин, скрепленных друг с другом. Иногда пластины нашивались на некую основу и были разделены, иногда пластины «находили» друг на друга, тем самым, создавая сплошной панцирь. Форма панцирных пластин чрезвычайно разнообразная. Иногда они гладкие, без рисунка, но чаще гравировались сложным растительным орнаментом. Сам ход резца или штихеля был разным. Тем самым достигалась необыкновенная выразительность линии реза. Изменяя её по толщине, по характеру (иногда штихель оставляет пунктирные точки-тире), по направлению гравёр достигал блестящих результатов. Если к этому добавить то, что Азербайджан очень богат различными солями металлов, щелочами и кислотами, то на «вооружении» у мастера: оружейника, ювелира была богатая палитра возможностей обработки металлов: полировки, чернения, очень похожего на современную технологию «воронения», и т.п.

    Нетрудно представить себе, какой красотой обладал хозяин столь роскошного вооружения и доспехов. Десять всадников впечатляет, а если их сотня, две, три, а чаще тысяча, и всё это сверкает, переливается на солнце, пуская «солнечные зайчики» перед изумлённым неприятелем.

    Хлопки на ветру коротких по ширине, но длинных по высоте самых различных знамён, штандартов, вымпелов. Всё это ярких, сочных цветов. Разнообразные по графике, по орнаментике геральдические знаки, нашивки рода войск, групп, а также штандарты с изречениями из Корана или с каллиграфически выполненной надписью «Аллах»…

    Но вернусь к описанию панциря. Он достигал в своей длине до колен воина, перепоясывался узким поясом, внизу оторочен красно-коричневой каймой из кожи, шёлка. Рукава у панциря короткие, закрывают предплечье чуть выше локтя. Пластины соединяются между собой узкими кожаными ремешками, а чуть позже металлическими скобами, что было более надёжно для соединения двух пластин, но в то же время увеличивало вес панциря. Над уменьшением веса панциря постоянно работали мастера. Были попытки делать панцирные пластины тоньше, но изменяя их форму. На специальных формах – заготовках пластины выгибались в сторону положительного радиуса, то есть, обращенной выпуклой стороной в направлении возможного удара. Тем самым создавался эффект скольжения рубящего или колющего удара. Пластины принимали самые изощрённые формы. И это немудрено: стояла задача уменьшить общий вес изделия без ущерба для главной идеи – защищать человека.

    Начиная с VI века, панцири без конца совершенствуются. Идёт поиск лёгкой и надёжной «железной одежды» для воина. Должны были пройти столетия, чтобы оружейник мог вскрикнуть, как Архимед «Эврика!». Ближе к XII веку неизвестный гениальный мастер придумал кольчугу, разом избавившись от тяжелых пластин и проблем, связанных с ними. Кольчуга из тонких, почти невесомых (по сравнению с пластинами) колечек заменила панцирь.

    Увеличилась амплитуда движений, скорость реакции, исчезли проблемы складирования, так как кольчуга запросто помещалась в походной кожаной сумке, притороченной к седлу. Появилось добавочное время для разработок более совершенного рубящего, колющего и метательного оружия (пики, дротики, стрелы, топорики, и т.д.).

    Воины носили шаровары (позже они завоевали всю Западную Европу и Дальний Восток) из барсовой шкуры. Существовало мнение, что наилучшие шаровары для всадника – воина из шкуры барса. Мех у барса короткий, очень плотный, мездра накрепко связана с мехом. Кроме того, сама шкура при довольно толстой коже достаточно гибка и пластична. Все эти достоинства шкуры барса обратили на себя внимание кожевенников. Скользящий удар сабли также не мог нанести тяжёлое увечье бедру всадника и вывести его из строя во время боя. Не думаю, что средневековые мастера выбирали исходное сырьё для шаровар, не проверив аналогичные образцы.

    Очень часто мы впадаем в некий менторский тон по отношению к древним и средневековым мастерам, предполагая, что они знали меньше нас, менее образованы, меньше умели. Это в корне неправомочное понятие, а чаще всего вредное, так как заранее настраивает нас на пренебрежительный подход в деле изучения наследия мастеров – устадов прошлых веков. Чаще всего они знали больше нас, лучше нас умели делать вещи и чувствовали материал, как в исходном сырье, так и в готовом изделии. Примеров приводить не хочу. Их более чем достаточно. Надо просто снять с глаз чёрный пластырь высокомерия…

    Одной из важных деталей одежды является обувь. Воины носили войлочные сапоги (позже кожаные), чаще всего чёрного цвета. Иногда в вооружение всадника добавлялся маленький, около 50 см в диаметре, щит. Он мог быть обтянут кожей на конструктивных рейках или металлическим, тоже круглой формы. В случае кожаного щита он сверху обшивался для дополнительной защиты металлическими пластинами, бляхами…

    Ну и конечно нельзя обойти вниманием самого надёжного друга – это гордость, предмет зависти безлошадных, это существо, без которого представить тюрка всех времён просто невозможно! Это конь – для тюрка нечто большее, чем просто средство передвижения. Лошади тюрков высокие, с широким крупом, длинной лебединой шеей и узкой вытянутой головой, самых различных мастей. Словами передать красоту этих умных животных невозможно! Смотрите и любуйтесь их статью в миниатюрах Султана Мухаммеда. В своих работах он поёт элегию, оду, поэму и дифирамбы этим скакунам. Такой поэтизированный образ коня я нигде не встречал, даже у тех, кто занимался анималистикой, рисуя лошадей долгие годы.

    Можно гениально, блестяще изобразить лошадь, анатомически верно, так что не придерёшься. Но создать поэму из образа коня, лошади не удавалось никому, кроме Султана Мухаммеда - кудесника из Тебриза, создавшего свою школу, свой стиль, свой язык…

    А вот как описывает древних тюрков-всадников Л.Н. Гумилёв, «…Лошади высокие с широким крупом, тонконогие, с короткой шеей и тяжёлой головой. Грива расчёсана и подстрижена. Седло широкое, без подушки, с низкой передней лукой, лежит на двух чёрных потниках. Нижний потник оторочен белой каймой. Седло светло-жёлтое, , вероятно деревянное, и снабжено круглыми стременами, подхвостником, нагрудником и пятью тороками. От нагрудника идёт дополнительная шлея через спину лошади впереди седла, что обеспечивает лёгкий спуск при езде в горах. Сбруя украшена белыми круглыми бляхами (серебро?) и оранжевыми сердцевидными или бурыми кистями, висящими на нагруднике, подхвостнике и узде. Лошади не взнузданы, что указывает на хорошую выучку. Всадники сидят в седле, свесившись на бок, что говорит о том, что они, проводят в седле большую часть жизни. Стремена опущены низко. Высоко подтянутые стремена удобны для стрельбы из лука и закидывания аркана, так как воин, держась коленями, амортизирует тряску мышцами ног, тогда как при длинном стремени, держась на шенкелях, он приобретает устойчивость, необходимую для рубки и колки длинной пикой. …тяжело вооруженный всадник: броня пластинчатая от шеи до бедра, с рукавами до предплечья, с круглым щитком на груди, с мечом и колчаном у пояса, и с боевой гирей в правой руке. Копье с небольшим флажком…».

    …Может быть, так выглядела конница тюрков XI - XIII веков? Такие изображения тюрков разбросаны по многим манускриптам Западной Европы. На этот период времени приходятся крестовые походы, освященные словом и крёстным знамением (кстати, тоже позаимствованный у древних тюрков до исламского периода равнозначный крест – знак Танры – единого Бога).

    В 1095 году на равнине у французского города Клермона перед огромной многотысячной толпой выступил с речью римский папа. Он призвал собравшихся двинуться на Восток «освобождать гроб Господень из рук неверных». Под «неверными» подразумевались мусульмане. Всем участникам похода папа обещал прощение грехов и благодать от Господа. Так именем Бога тысячи людей направлялись проливать кровь себе подобных, так в очередной раз имя Бога стало разменной монетой в руках ростовщиков от Веры, облечённых самым высоким духовным саном служителей Церкви.

    После восьмого, последнего крестового похода, западные феодалы в конце XIII века потеряли все свои владения в мусульманских странах. Опущу все потери от авантюры, называемой «крестовым походом», остановлюсь лишь на тех фактах, которые, по сути, были положительными для всей Западной Европы. Здесь начинают выращивать рис, гречиху, лимоны, абрикосы, арбузы, тростниковый сахар. Европейцы позаимствовали у Востока ветряные мельницы, шелковые ткани, зеркала, способы более лучшей обработки металлов. Перед едой стали мыть руки, научились пользоваться за столом ножами и вилками, купаться в горячих банях, менять бельё и верхнюю одежду. В Бургундии стали ткать льняное полотно, во Фландрии – суконные ткани из привозной английской шерсти. Развивается Париж. Он становится центром ремёсел и торговли. Чтобы понять, как дорого обошлась папскому престолу военная авантюра XI - XIII веков, достаточно вспомнить один факт: боевой конь и рыцарское вооружение XI века стоили очень дорого – 45 коров! Не каждый мог позволить себе такую роскошь: отдать 45 коров за «честь» быть трупом на чужой земле.

    Конечно, Восток манил Запад. К VI веку в Византии уже были оживлённые города Константинополь, Александрия, Антиохия. Были развиты ремёсла, каких не знали ещё на Западе: производство стекла – прозрачного, дымчатого, матового и цветного, шерстяная пряжа и ткачество шелковых тканей с разведением тутового шелкопряда, тонкие ювелирные изделия из золота и серебра, литьё с применением восковых оригиналов и моделей, папирус. В Константинополе была открыта первая в Европе высшая школа – высшее медицинское училище. У каждого столичного врача был свой, закреплённый за ним район, в котором он лечил больных.

    К VI веку была изобретена зажигательная смесь из нефти и смолы, которую нельзя было потушить водой. Позже это изобретение было взято на вооружение греческими триремами, совершающими нападения в своих каботажных плаваниях, и в историю это изобретение вошло под именем «греческий огонь». Нефть и смола доставлялись из Азербайджана, с Апшерона. Только на этом примере можно увидеть, что Азербайджан был очень важным перекрестком для восточных и западных государств. Знакомство с Востоком, хоть и под военной эгидой, для Запада имело огромное значение в светской, духовной, культурной жизни, в делах управления государством.

    Вот о чём гласит один из первых указов Карла Великого: «…Чтобы каждый управляющий имел в своём ведении добрых мастеров: – кузнецов, серебряных и золотых дел мастеров, сапожников, токарей, плотников, оружейников, мыловаров, пивоваров, хлебопёков…».

    Многое было позаимствовано на Востоке, в том числе и структура ремесленных цехов – «махалле». Для справки: в XIII веке в Париже было 100 цехов, а он в то время считался центром ремёсел и торговли. Прошло ещё около ста лет, и в XIV веке число ремесленных цехов достигло 350, а рост количества цехов способствовал развитию ремёсел. Росло разделение труда между цехами. Они приобретали всё более узкую специализацию. Вполне естественно, что с увеличением числа мастеров усиливалась конкуренция, что в свою очередь, заставляло мастеров делать вещи лучше, необычней. Появляется большое количество оригинальных идей. Как ни старались цехи сохранить подобие равенства между мастерами, это не удавалось. Одни мастера обогащались, другие беднели и разорялись. Цеха стали препятствовать переходу подмастерьев в мастера. Перед ними ставились самые различные препоны. Подмастерье должен был не только выдержать трудный экзамен, но и устроить пирушку для всех членов цеха, а также заплатить большой вступительный взнос. Лишь сыновья мастеров без помех получали звание мастера. Так искусственно поддерживалась семейная традиция в ремесле и стремление не допустить к званию мастера чужака, не своего по родственным узам. Это отличало западные цехи от восточных, где человек вне зависимости от родственных связей мог добиться звания «устад» только благодаря своему труду и таланту. В восточных цехах отсутствовала «принудиловка» во взносе, в пышных обедах, и т.д. Сами эти понятия были запрещены Кораном и Шариатом в исламский период Востока.

    В ремесленных цехах Западной Европы всё больше появлялось «вечных» подмастерьев, которые всю жизнь оставались работниками у мастеров. Такое положение дел не могло быть в восточных странах, так как если мастер не воспитывал достойную замену, то к нему уже не обращались желающие научиться ремеслу. Часто употребляемое выражение «…он ученик такого-то мастера» уже было своего рода дипломом, свидетельством знания, навыков, полученных у известного мастера.

    Подмастерья объединялись в «братства» и боролись с мастерами за свои социальные и экономические права. Они организовывали стачки, бойкоты, и т.п. Эти отношения не могли быть на Востоке, где между учителем и учеником на протяжении столетий строились совершенно другие отношения, которые были закреплены писаными и неписаными правилами и обычаями.

    Западные цехи не разрешали мастерам расширять мастерские и вводить новые орудия труда. Были случаи, когда старшины уничтожали ценные изобретения и физически расправлялись с носителями новых идей. Это в корне отличало западные цехи от восточных.

    К концу средних веков развитие технической мысли стало задерживаться, что мешало росту промышленного производства в городах, и наблюдается явный регресс института ремесленных цехов.

    Вернемся вновь в Западную Европу X - XI века. После того, как подмастерье получал от мастера устное разрешение на получение звания мастера, ученик-подмастерье должен был сдать экзамен: на собственные средства изготовить шедевр – лучший образец изделия, то есть создать самостоятельный, непохожий на других, а лучше, чем другие аналоги, свой образец. Только после этого он мог называться мастером и открыть своё дело. Выдержать экзамен своей работой перед своего рода «судом присяжных» , тем более, если они ещё предвзяты в своём решении – очень трудное, почти невыполнимое дело. Естественно, что только единицы добивались звания мастера. Учитывалось всё: рвение, труд, скромность, исполнительность и тщательность в работе, выполнение статей устава во время учёбы у мастера.

    Устав – это свод правил, обязательный для всех членов цеха. Устав требовал определенного стандарта и качества каждой вещи, указывал, сколько станков, сколько учеников и подмастерьев может иметь мастер, запрещал переманивать заказчиков и покупателей, учеников и подмастерьев. Во главе цеха стояли избираемые мастерами старшины. Они следили за соблюдением устава, за качеством изделий, обладали карательными функциями, назначая штрафы, моральные и физические наказания.

    Лондонские хроники того времени описывают случай, когда булочник продавал изделия неполного веса. Его посадили в клетку и возили по городу, подвергая осмеянию и унижению. А в Париже изделие низкого качества выставляли у позорного столба с именем изготовителя. Я думаю, что такие наказания были равносильны разорению ремесленника. Сурово? Может быть. Очевидно, этого требовало то время, те социально-экономические отношения.

    Конечно, «дамоклов меч» наказания висел над каждым мастером, но были и праздники, устраиваемые цехом. Если мастер умирал, его вдова и малолетние дети получали помощь из цеховой кассы. Члены цеха по очереди несли сторожевую службу в городе и входили в ополчение городского войска в своих цеховых отрядах. Цех имел свой герб, знамя, свою церковь, своё кладбище. Эти и другие качества западных цехов отличали их членов от восточных коллег.

    Влияние арабского халифата на Западную Европу в середине IX века было огромным. Один беглый взгляд на карту показывает, сколь значительны были территории арабского халифата. Он охватывал северную часть Африки с городами Асуан на Ниле, Файюм, далее по краю Ливийской пустыни, затем по внешнему, северному краю Сахары до города Фест, Гибралтар (тогда он назывался Гебель-ал-Сеута), большую часть Испании, включая город Сарагосу, всё побережье Средиземного моря, примыкающее к Африке (тогда оно называлось Румским морем), часть острова Кипр, далее вверх к северу до Чёрного моря (Понтийское море), Грузия, дальше к Каспию (Хазарское море), включая западное побережье Каспия ( город Дербент, Абшерон, весь Азербайджан, побережье современного Ирана (тогдашнего Табаристана), дальше по пустыне Кара-Кум до Хорезма, включая часть берега Хорезмского моря (Аральское), города Хиву, Бухару, Ташкент, Шаш, доходил до города Кашгар, затем граница спускалась к югу, охватив почти весь нынешний Пакистан с городами Пешавар и Мультан, и шла параллельно реке Инд вниз к Индийскому океану, занимая всю северо-западную часть побережья Индийского моря с Персидским заливом и акваторией Красного моря.

    А теперь проследим торговые пути на примере связей Азербайджана внутри арабского халифата. Начиная от реки Куры из Ширванской зоны, караванный путь шёл к городам Тебризу, далее к Казвину. Дальше на пути стоял город Рей. Отсюда караваны отправлялись в Нишапур, Исфаган, Шираз, Хамадан, Багдад. Далеко от Багдада пути распространялись на все четыре стороны света. К северу- в Азербайджан, к востоку- до Пенджаба, к югу- до самой оконечности Аравии до города Аден. К западу от Багдада пути шли в сторону Сирии до города Тарс и дальше в Византию, в Константинополь.Оттуда караваны отправлялись в Западную Европу. Стратегически Арабский халифат охватил основные географические точки: на юге Красное море и Индийский океан, на западе Средиземное море с Гибралтаром, что обеспечивало выход в Атлантику и Тихий океан, на севере - Чёрное море и Каспий, то есть, обеспечивался выход через Днепр и Волгу, а на востоке – Аральское море, откуда караванный путь лежал в Среднюю Азию, Пакистан, Афганистан, Индию, и дальше на Дальний Восток в Китай и Японию. Такое расположение государства было бы «розовой мечтой» любого императора. Вполне осязаемы в материальном плане были и дивиденды Арабского халифата от экспортно-импортных операций, включая посреднические. Большой доход приносили договоры по охране и сопровождению транзитных караванов. Время было неспокойное (как всегда!) и находились любители поживиться за счёт чужого добра, невзирая на Библию, Тору и Коран.

    Естественно, что с развитием торговли развивались ремёсла, культура, наука. Чтобы понять культуру Востока, надо знать и о культуре Запада, и сравнивая обе культуры, наглядно видеть достижения каждой из них, ибо как Восток питал Запад, так и Запад имел определённое влияние в различных сферах человеческой деятельности.

    Итак, постараюсь охватить XI - XV века, средневековье, как мы привыкли обозначать этот период времени в истории человечества. Колыбелью культуры феодальной Европы была католическая церковь, что в корне отличается от происхождения и развития культуры в восточных странах. Церковь владела школой. Только в XII - XIII веках в городах стали появляться школы, не зависящие от церкви. Но обучение в них носило религиозно-церковный характер, и учителями были священники или монахи. Характер обучения соответственный.

    В восточных странах наряду со строго религиозными школами «медресе» при мечетях или в специальных заведениях были и светские школы, университеты, где светские науки преподавали наряду с богословием. В таких центрах обучения как университеты Дамаска, Каира, Тебриза, помимо обучения студентов разным наукам, был целый штат переводчиков, писцов, художников, которые переводили с латыни и греческого на арабский язык наиболее известные труды античных и современных авторов.

    Считается, что университет в Болонье был основан в конце XI века. Здесь начали читать и изучать римское право, так как оно давало ответ на многие современные вопросы. Здесь же создаётся и знаменитая школа «глоссаторов» - толкователей римского права.

    Первая хартия Парижского университета относится к 1200 г. С этого времени и принято считать появление в университетах факультетов, а также такой формы обучения, как лекция, ввиду отсутствия книг. (Ещё не родился Иоганн Гуттенберг и не наступил 1500 год ( XVI век), когда он отпечатал 14 000 книг).

    В восточных школах существовали отдельные мастерские по производству папируса, выделки тонкой телячьей шкуры – пергамента и бумаги для новых книг. Позже они отделились от университетов и стали выполнять заказы не только для университета, а, значительно расширив производство, стали принимать и международные заказы, в частности, и от Западной Европы. Вольные порядки среди студентов западных университетов нередко были причиной возникновения побоищ с горожанами, что нередко вынуждало менять место дислокации – университет переезжал в другой город. (Хроники восточных университетов не зафиксировали ни один подобный случай.)

    Усвоение от арабов многих знаний привело европейцев в XII - XIII веках к научным разработкам. В начале XIII в. итальянский купец Леонардо Пизанский, усвоив арифметику и алгебру арабов, перёвёл эти знания, и издал сочинение, ставшее первым учебником по алгебре. Его современник Иордан Неморарий разработал пособие по геометрии и механике. Ну и конечно, нельзя не упомянуть о купце из Венеции Марко Поло – яркой личности второй половины XIII века. Он уже мог застать, увидеть своими глазами Сабаильскую крепость, построенную за 1 год (1234-1235 гг.), т.е. перед нашествием монголов, прочитать имя устада Зайн-ад-Дина, сына Абу Рашида Ширвани. Несомненно, именно Баку имел в виду Марко Поло, когда писал, что на «грузинской границе источники масла (нефти), и много его – до сотни судов можно зараз нагрузить тем маслом. Есть его нельзя, а можно жечь или мазать им верблюдов, у которых чесотка и короста. Издалека приходят за тем маслом и во всей стране его только жгут». Сама личность Марко Поло может служить основой детективного романа или многосерийного фильма: двадцать лет жизни при дворе монгольского хана Хубилая, доверенное лицо, совершившее несколько путешествий в Китай и Бирму. Сохранилось очень много его записей, где наряду с очень тонко подмеченными деталями из жизни народов Востока и Азии, присутствуют и легенды, сказки, мифы. Из того, как он передаёт некоторые сведения, может сложиться впечатление, что он сам верит многим непроверенным «фактам» из уст «очевидцев».Как, например, существование полулюдей – получудовищ.

    Искусство в Западной Европе служило, прежде всего, церкви. К VIII веку римское искусство пришло в упадок, и не могло уже служить высоким образцом для подражания. С эпохи Карла Великого начинается возрождение архитектуры, и новый стиль получает название «романский». Характерной особенностью этого стиля являлась круглая и полуциркульная арка. С конца XII века романский стиль сменяется готическим, представлявшим значительный шаг вперёд, и господствовавшим вплоть до XIV - XV веков.

    В литературе отражены крестовые походы на Восток. В Испании в XII веке появляется «Поэма о Сиде», описывающая борьбу испанцев с арабами. В «Песне о Нибелунгах», написанной около 1200 г., упоминаются древние тюрки, и описывается Аттила .

    В это время в Азербайджане правит династия Ильдегизидов (1136-1225 гг.), и Азербайджан известен более как государство Атабеков со столицами в Шемахе и Баку (временно, в конце XII в.). Ширван в это время становится центром борьбы за независимость Азербайджана, и в тесном союзе с Грузией более 100 лет противостоит сельджукам, хазарам, аланам. Слава о могуществе Ширвана настолько велика, что Ширваншахов Манучехра II (1120-1149 гг.) и Ахсатана (1149-1205 гг.) называют хаганами или великими хаганами. Титулы эти прилагались только по отношению к независимым правителям больших и сильных государств. Страна производила пшеницу, ячмень, рис, хлопок. Плоды и виноград Тебриза считались лучшими во всей Передней и Средней Азии. Ширванский шёлк – сырец в XII веке был известен в Италии; отсюда вывозились лошади, мулы, шерсть, красильные вещества, дававшие красную и тёмно-синюю превосходную краску, соль, железная и медная руда, рубины, ляпис-глазурь. Баку с Х века снабжал нефтью, мазутом, керосином весь Иран и Ирак. Караванные пути проходили через Шамкир, Гянджу, Нахчыван, Марагу. Эти города были богатыми и плотно заселёнными торгово-промышленными центрами. Город Гянджа считался одним из шести величайших городов Передней Азии. Шелковые, парчовые и шерстяные ткани Тебриза к началу XII века, можно сказать, завоевали весь Восток и Запад. Нахчыван славился изделиями из дерева и керамики. Изделия из бронзы и меди – котлы, чаши, и др. сосуды славились далеко за пределами страны.

    В XII - XIII веках Азербайджан «сказал» своё веское слово в архитектуре. Ажурная резьба по камню, изразцы на фасадах и на куполах зданий, новые технологические приёмы в керамике (рельефные плитки, новые глазури на основе солей меди, железа, никеля) давали необыкновенные эффекты. Многие города Передней и Средней Азии приглашали мастеров – устадов по керамике для оформления светских и духовных зданий. И теперь, по прошествии 800 лет, изразцы, покрытые глазурью на сплаве стекла и окиси меди, радуют глаз своей свежестью. Секрет многих глазурей так и не найден до сих пор.

    Особенно велики были достижения в области поэзии. Шемаха, Гянджа и Тебриз были центрами, в которых сложилась поэтическая школа мирового значения. Кроме двух гениев мирового значения – Низам-ад-дина Ильяса Низами Гянджеви (1141-1203 гг.) и Афзаль-ад-дина Ильяса Хагани (1120-1199 гг.), были известны также Фелеки Ширвани (1108-1147 гг.), Муджар-ад-дин Байлакани (- 1192 г.), Катран ( XI в.), Сеид Зульфугар Ширвани (нач. XIII в.), и др.

    Города в это время принадлежали крупным феодалам, которые обычно и являлись участниками караванной торговли. Организуются «ортаги» - своего рода объединения крупных коммерческих компаний. О размахе и достатке влиятельных людей того времени может служить тот факт, что Атабек Джихан – Пехлеван подарил своему вассалу христианскому князю Еликуму Орбелиани 30 ремесленных мастерских и лавок в городе Нахчыване.

    Организуются союзы молодых подмастерьев, известных под именем ахиев (по-арабски ахи означает брат мой) или футувва ( фатан - юноша), организаций по принципу суфийско - дервишеских орденов, тесно связанных с суфизмом.

    Е.Э. Бертельс в своих работах по исследованию того периода доказал принадлежность к ахи великого поэта Низами на основе анализа его поэм. В дальнейшем ахи пользовались авторитетом и влиянием вплоть до XIV века.

    Как я отмечал ранее, Азербайджан контактировал со многими странами как внутри арабского халифата, так и за его пределами, особенно после распада халифата с Х века. Поэтому я сделаю попытку бегло обрисовать состояние некоторых стран того времени, так как влияние Востока и Запада было взаимным.

    С XII века строится большое количество монастырей, обнесённых крепостной стеной. Византия вырабатывает ряд канонических правил в архитектуре, живописи, скульптуре. Большое развитие получает крестово-купольное строительство. Начинает возрождаться сюжетная изобразительная церковная живопись со строгой иерархией святых. Живопись целиком заполняет внутренний объём церкви. К XII веку живописный фон вокруг фигур святых заменяется золотым, лица приобретают аскетический характер. Основной формой станковой живописи становится иконопись.

    Год 1204 был трагичен по своим последствиям для Византии. Крестоносцы захватили Константинополь и, разграбив его, сожгли дотла, уничтожив всех жителей, кроме тех, кто успел бежать и спастись от «воинов господних». Византия лишилась видных поэтов, художников, архитекторов, строителей и учёных.

    В период с XI по XII век Франция была центром философских и теологических течений. Но, наряду с этим, она была и центром распространения еретических учений, направленных против догматов официальной церкви. Французскую архитектуру того времени отличало богатое скульптурное убранство фасадов церквей и домов. В Германии же храмы более сдержаны: фасады не украшаются скульптурами так богато, а в решении внешних и внутренних объёмов предпочтение отдаётся лаконизму. К новым явлениям следует отнести появление витражей; развивается т.н. романская миниатюра. Она богато иллюстрирует различные издания Библии, хроник, Евангелий. Цвета очень яркие и плотные. В моду входят вышивки. Они украшают не только церкви, но и частные дома, и государственные учреждения. Если в Византии скульптура была отвергнута, как аналог языческих идолов, то в романском искусстве скульптура получает большое распространение, и особенно, рельефы. Она подчинена архитектуре. Наряду с реалистическими изображениями, появляются чудища, картинки Страшного суда, и т.д.

    Средневековые описания азербайджанских городов этого периода упоминают наиболее значительные сооружения в Бейлакане, Барде, Дербенте, Ардебиле, Мараге, Урмии, Шемахе, Шамкире, Шаберане, Гяндже, Габале, Нахчыване, Тебризе, Баку. Барда упоминается как город, утопающий в садах. Строится большое количество караван-сараев и постоялых дворов на караванных путях. В арабских источниках VIII - IX веков Баку упоминается в связи с храмами, посвященными огню. В Ичери Шехер сохранился памятник XI века под названием Сыных-кала (мечеть Мухаммеда).

    Мамедов М.-Т. Из серии "Крепость"

    О существовании в XI веке в Баку крепостной стены свидетельствует надпись на камне, найденном в 1957 году при археологических раскопках в Ичери Шехер. К этому же времени учёные относят и строительство Девичьей Башни, что в настоящее время является предметом жарких споров в среде учёных.

    Рост Баку связывают ещё с переносом сюда резиденции Ширваншахов. В Гяндже XII века количество жителей доходит до полумиллиона. Уже одно это говорит о развитых городах не только Азербайджана, но и всего Ближнего и Среднего Востока. В Гяндже находился трон сельджукского султана Гийас-ад-дин Мухаммада Тапара (1105-1117), служивший более100 лет символом власти вплоть до Хорезмшаха Джалал-ад-дина Макбурна. Он был убит в 1231 году восставшими жителями Гянджи. Город славился своими ремесленными цехами, где трудились оружейники, атласники, парчовики, войлочники, мастера по обработке хлопка, шелка и изготовлению различных тканей, мастера по керамике. Следует отметить, что все мужчины Гянджи постоянно носили оружие, а гончары одними из первых получили привилегию на право его ношения.

    30 сентября 1139 года в Гяндже произошло страшное землетрясение. По свидетельству очевидцев, город провалился под землю, будто и не существовал. Около 300 000 людей погибло.

    Ко времени возникновения государства Атабеков монетно-денежная система на всем Переднем Востоке, включая Азербайджан, базировалась на меди. Во времена Ширваншахов господствовал фарсидский язык. Он был обязан своим развитием и совершенствованием в значительной степени представителям азербайджанской поэтической школы.

    В период правления Атабеков в Азербайджане практиковали весьма известные врачи: Самуил ибн Йахйа ибн Аббас ал-Магриби ал Андалуси, принявший ислам, Джала ад-Дин Табиб, Али ибн Ахмад Абу-л-Хусайн (ибн Хабал), Акмал ад-Дин ан-Нахчывани, и др. Атабеки заботились о развитии науки и образования, поэтому строили большое количество различных учебных заведений и медресе.

    Баку XII века – это один из богатейших городов Востока, важный порт на Каспийском море, центр ремёсел и учёных людей своего времени. О связях Баку с остальным миром говорят найденные клады, в частности, золотая монета византийского императора Алексея I Комнена (1089-1118 гг.).

    Почти во всех частях Ичери Шехер вр время проведения археологических работ найдено большое количество глиняных изделий с самыми различными покрытиями глазурей. «Керамика периода XI - XIII веков достигла своего расцвета и вобрала в себя достижения предыдущих веков. К этому периоду относится производство в Баку высококачественных штампованных и художественных глазурованных сосудов с полихромной орнаментальной и изобразительной росписью ангобом и гравировкой» - замечает знаток Баку Сара-ханум Ашурбейли.

    Наряду с местной керамикой большим спросом пользовалась фарфоровая посуда из Китая; из Индии привозили дорогие кашмирские ткани «тирме», ценившиеся на вес золота; из Ирана – шелковые и парчовые ткани; из Дагестана – бронзовые светильники чырахи (светильники). Имеются сведения, что генуэзские и венецианские купцы имели свой флот на Каспии. Свои суда они перевезли из Генуи в разобранном виде, что говорит о том, какое значение придавали признанные во всем мире генуэзские купцы морской торговле на Каспии. Ширванский шёлк отправлялся через Бакинский порт в Астрахань, затем по Волге и Дону к Азовскому морю, и далее в Западную Европу.

    Важной прослойкой населения Баку того времени были ремесленники примерно 40 самых различных профессий. На разнообразие мастеров - ремесленников указывают и эпиграфические рисунки на надгробных камнях. Надгробья в виде «сундуков» богато украшались резьбой по камню и, обязательно гравировался символический, упрощенный рисунок, информирующий принадлежность покойного к какой-либо профессии.

    В 1958 году во время археологических раскопок в Баку на глубине около 10 метров был найден древний водопровод XI века, питавший водой жителей Крепости, в том числе овдан (подземное водохранилище) Дворца Ширваншахов, и входивший сюда со стороны нынешнего здания «Баксовет».

    Сейчас, в современное нам время, в Ичери Шехер часто открываются старые овданы, камеры – фильтры, водопроводы и водоводы разных по направлению подземных коммуникаций, чаще всего выложенных плотным камнем – известняком, тщательно подогнанным один к другому. Очень жаль, что строительство новых домов в Ичери Шехер ведется в нарушение всех существующих законов, в том числе и Конституции Азербайджанской Республики. При рытье котлованов под закладку фундамента повсеместно обнажается История моего народа, Прошлое моего Баку, но … современные варвары спешно бетонируют все, что может задержать ход строительства, вызвать интерес археологов, историков, архитекторов – всех, кого интересует прошлое, история города. В Крепости не осталось ни одного квадратного метра земли, который не был бы ощупан жадным глазом современных «вандалов», готовых попрать все ради своих корыстных интересов…

    Баку, Крепость выстояли после ударов монгольской орды, но пали, сдались на милость победителям – нашим современникам, ведущих себя в этом городе как завоеватели. Вместо мечей, секир и пушек у них на вооружении мощная строительная техника и вера в свою безнаказанность…

    Эти невесёлые мысли вызвали в памяти, хорошо сохранившиеся картинки детства более чем сорокалетней давности. Сорок лет – возраст солидный для мужчины, а тем более для воспоминаний. Но верно подмечено, что, чем человек становится старше, тем чаще он вспоминает отдалённое прошлое, если, конечно, не страдает склерозом. В 1958 году мне было 11 лет; я учусь в одной из центральных школ города Баку. Бывшая имени Сталина, затем переименованная в имени Ворошилова, затем имени 26 Бакинских Комиссаров, школа №26 располагалась метрах в 100-150 от крепостной стены. Она входила в триаду школ с общим двором: № 189 с обучением на русском языке (также как и №26), и №190 – на азербайджанском.

    Мамедов М.-Т. Из серии "Крепость"

    Удирая с уроков «на шатал», мы бежали в Крепость. Там было жутко интересно наблюдать, как роют огромную яму, откапывают какие-то стены, бесконечно большими вилками тыкают в землю дяди и тети там, внизу, на дне ямы. Меня, как и моих товарищей, интересовали не эти сердитые дяди, которые гоняли (мы говорили «шугали») нас от края раскопок. Может, боялись за нас, что свалимся и получим увечья, а, может быть, боялись за сохранность своих черепков, кусков ржавых обломков, и многого такого, чего мы не понимали. Это нас не интересовало. Мы хотели знать, когда найдут клад. В нашем представлении это был чисто «киношный» образ со сверканьем драгоценных камней и золота, с оружием, и т.п. Особенно мы ждали с нетерпением сверкающих мечей, сабель, ятаганов, и, конечно, красивых золотых щитов и шлемов. Время шло, взрослые копались себе на дне ямы, а клада всё не было. Наши частые посещения раскопок сделали взрослых более сговорчивыми и добрыми. Некоторые уже знали нас по именам и доверяли маленькие лопаточки, чтобы копать рядом с ними. Почему-то были натянуты белые шнуры, и копать надо было строго в обозначенных ими пределах. Мои попытки копнуть глубоко и быстрей выкопать ямку сразу же пресекались. Лопатка отбиралась, а меня самого гнали прочь. Короче, я был уволен. Своё увольнение я переживал очень тягостно. А как же? Вдруг без меня найдут какой-нибудь кинжал, а меня рядом не будет. Или ещё хуже: я смогу только издали смотреть на сокровище в чужих руках и мне не дадут даже прикоснуться к клинку. Вот такие невесёлые мысли метались в моей голове, когда я в очередной раз «увольнялся» от археологических изысканий. Эти дяди и тети не понимали, как они не правы, и какого ценного научного работника по археологии они теряют в моём лице. Своим детским умом я избрал правильную (по результатам) тактику поведения с этими учёными – землекопами. Я приходил, садился на край раскопа и молчал. Проходили минуты, я думал – часы! – я молчал. Такая гордая, одинокая, никем не понятая личность возвышалась на краю насыпи над всеми этими людьми без сердца, без жалости, без чувств. Время шло. Внизу работали, переговаривались, а я молчал. Наконец, меня замечали и приглашали спуститься вниз, а не «торчать» наверху на насыпи, являя собой немой укор...

    Эта уловка каждый раз срабатывала безотказно. Я молча сидел наверху, ожидая, когда в них проснется совесть и человеколюбие.

    В то время (сейчас такое же далекое, как XII век) мы, школьники, обязаны были носить обязательную школьную форму (больше похожую на унтерскую форму бравого солдата Швейка). Она состояла из гимнастерки, широкого ремня с латунной бляхой, и брюк. Всё это было серо-голубого цвета, но в нем все-таки серого было больше. Обязательные черные ботинки. Во что превращалась моя униформа после моих «научных» изысканий землекопа, нетрудно представить. Я тщательно все отряхивал, счищал – одним словом, готовил себя к возвращению домой из «школы» - но результат, конечно, был далеко не лучший. За грязную одежду мне дома «попадало». Я делал перерыв, чтобы домашние забыли мои прошлые «не буду» и все повторялось. В один из таких дней, когда я увлеченно ковырялся в глинистой земле, выковыривая очередную находку: глиняный черепок от чего-то, я был оторван от своих занятий (довольно важных для меня) окриком по имени и требованием немедленно подняться наверх. Я поднял голову и увидел близкую подругу моей бабушки. Гызыл-хала (так её звали) цепко схватила меня своими пальцами и повела домой – сдавать меня родителям и бабушке. Я был пойман на «месте преступления» и обязан был понести наказание. Мне было обещано, что о моих «шаталах» и грязевых ваннах скажут дяде. Это была серьезная угроза. Я «струхнул», как только представил его сердитые глаза. Это был конец света. Но, видимо, мое испуганное лицо красноречивей моих обещаний доказало моей бабушке, что я осознал свою вину и раскаиваюсь. Экзекуция (моральная) была остановлена.

    Позже, когда я прибежал к своей яме – раскопу, моим глазам предстала ровная засыпанная площадка. Археологи ушли, засыпав после себя то место, где они копали много месяцев. Для меня это было загадкой: зачем так долго копать яму, ковыряться в ней много дней, а потом всё засыпать вновь землёй? На этот вопрос я долго не находил ответ, пока не решился и не спросил у дяди причину столь странного поведения серьезных людей. Дядя просто и доходчиво всё мне объяснил.

    …Ушла из жизни моя бабушка, следом за ней в мир иной ушёл и мой дядя, но сейчас я снова, как и в далёком детстве, задаю себе вопрос: зачем сегодня уничтожать то, что оставили нам наши предки?


    © Мамедов Мир-Теймур, 2006.


    наверх

    Автор-разработчик сайта Бусыгина Екатерина
    Хостинг, поддержка сайта Смирнов Андрей - www.jian.spb.ru
    ссылка
    Публикации возможны только при наличии ссылки на "График"©.